Живой текст

Что делает его таким?

Вы никогда не задумывались о том, в чём главное отличие сетевого текста от бумажного? В чём его прелесть? Чем он нас так притягивает и манит? Дело в том, что он — живой. Да-да! Он живёт своей жизнью, постоянно изменяясь, как и положено живому организму. В отличие от бумажного текста, зафиксированного раз и навсегда, оживающего только в читательских интерпретациях…

Эту особенность сетевого текста отмечает С.А. Демченков:

«В Интернете текст действительно становится живым — в самом прямом (едва ли не биологическом) смысле этого слова. Он также предельно изменчив и подвижен, причем это деятельная подвижность роста, а не созерцательная подвижность смысловых связей, порождаемая отсутствием жестко заданной иерархически организованной структуры. Он постоянно достраивается и видоизменяется на наших глазах. Он своенравен и своеволен. Формируясь как результат усилий множества скрипторов-читателей, он неподвластен ни одному из них».

Кроме того, комментарии придают ещё дополнительные функции тексту. Рассматривая динамику семиотики и художественного текста, известный литературовед и культуролог Юрий Михаил Лотман, отмечает, что текст «не только передает вложенную в него извне информацию, но и трансформирует сообщения и вырабатывает новые» (Ю.М. Лотман. Статьи по семиотике и культуре. В 3 т. — Т. 1. — Таллинн, 1992. С. 132), что значительно расширяет социально-коммуникативные функции текста.

Лотман сводит эти функции к следующим процессам:

1. Общение между адресантом и адресатом, когда текст выполняет функцию сообщения, направленного от носителя информации (автора) к аудитории (читателю). Этот процесс имеет место во всех видах текста.

2. Общение между аудиторией и культурной традицией, когда текст выполняет функцию коллективной культурной памяти (например, в записях фольклора, мифов, легенд, преданий, в исторических повествованиях). В данном случае текст непрерывно пополняется, причём изложенное в нём актуализируется, а остающееся за его пределами — предаётся частичному или полному забвению.

3. Общение читателя с самим собою. Текст как выражение личности автора, в котором актуализируются и акцентируются какие-то определённые стороны личности пишущего. Лотман отмечает, что: «В ходе такого общения получателя информации с самим собою текст выступает в роли медиатора, помогающего перестройке личности читателя, изменению ее структурной самоориентации и степени ее связи с метакультурными конструкциями».

4. Общение читателя с текстом. Текст перестаёт быть просто культурно-информационной средой, и, проявляя, по выражению Лотмана свои «интеллектуальные свойства» перестает быть лишь медиатором (посредником) в коммуникационном акте. В этом случае текст обретает свойства равноправного собеседника, при этом не теряющего своей автономности. Лотман подчёркивает: «И для автора (адресанта), и для читателя (адресата) он может выступать как самостоятельное интеллектуальное образование, играющее активную и независимую роль в диалоге. В этом отношении древняя метафора «беседовать с книгой» оказывается исполненной глубокого смысла».

5. Общение между текстом и культурным контекстом, когда текст обретает свойство полноправного участника акта коммуникации. При этом Лотман отмечает, что «поскольку культурный контекст — явление сложное и гетерогенное, один и тот же текст может вступать в разные отношения с его разными уровневыми структурами. Наконец, тексты, как более стабильные и отграниченные образования, имеют тенденцию переходить из одного контекста в другой, как это обычно случается с относительно долговечными произведениями искусства: перемещаясь в другой культурный контекст, они ведут себя как информант, перемещенный в новую коммуникативную ситуацию, — актуализируют прежде скрытые аспекты своей кодирующей системы. Такое «перекодирование самого себя» в соответствии с ситуацией обнажает аналогию между знаковым поведением личности и текста. Таким образом, текст, с одной стороны, уподобляясь культурному макрокосму, становится значительнее самого себя и приобретает черты модели культуры, а с другой, он имеет тенденцию осуществлять самостоятельное поведение, уподобляясь автономной личности» (Ю.М. Лотман. Указ. соч.).

К выделенным Лотманом процессам, определяющим социально коммуникативные функции текста, можно добавить ещё два процесса:

1.     Общение текста с другими текстами (через гиперссылки, связывающие текст с другими текстами по рассматриваемой тематике или косвенно её касающимися). Этот процесс свойственен для информационно-справочной литературы (словарей, энциклопедий), и довольно распространён в сетевой литературе.

2.     Общение адресатов между собой (т.е. одного читателя с другими читателями). Последний процесс в традиционной оффлайновой литературе встречается довольно редко (хотя к нему вполне можно отнести личные встречи читателей одного и того же текста, или, допустим, обсуждения ими прочитанного произведения в переписке или по телефону), в то время как в сетевой литературе (и особенно в блог-литературе) этот процесс — обыденное явление, и, кроме того, зачастую идущее в режиме общения в реальном времени (перманентный диалог в комментариях по типу чата). Этот процесс можно назвать характерным для сетевых текстов.

Знаете, что ещё делает сетевой текст живым? Пишите в комментариях!


Желаете оставить комментарий?

Имя: e-mail: Сайт:

Уже оставлено комментариев: 4

Вы уже открылись? 🙂

ДА! Открылись!!! Соскучилась по своим блогам. Как будто чего-то не хватало. Наверное, это уже интернет-зависимость. 🙂

А как Вам моя робинзонада? Не читали ещё?

http://ladybloger.ru/robinzonada-ili-kak-vsyo-nachinalos/

Присоединяйтесь к конкурсу! Вы хорошо пишете, это будет интересно. 😉

Я сначала подумал, что Вы действительно поездку выиграли) А что там с конкурсом?

🙂 Круфоко, и не только Вы! Мне там люди прямо так и написали в комментариях. Хотя, может быть, прикалываются. 😉

А насчёт конкурса — зайдите по ссылке в блог Дениса Каплунова — там всё подробно расписано. Чем мне приглянулся этот конкурс — там надо голову поломать, чтобы было не примитивное решение, а то ведь большинство конкурсов в блогосфере довольно шаблонные.

Да и приз, признаться честно, вдохновил. Если бы мне за все мои рассказы по 300 долларов платили — я бы безоглядно ушла в писатели. 🙂